Меню
Глава 3: Как импровизировать
Часть первая: Сделай что-нибудь!
Ради бога, сделай что-нибудь! Всё, что угодно. Что-то. В начале сцены сделайте все от вас зависящее. Пожалуйста, сделайте это для себя. Сделайте себе одолжение и просто сделайте что-нибудь.
Допустим, есть один парень, он достаточно хороший человек, и он всегда говорит о том, что он собирается что-то сделать когда-нибудь. У него есть большие планы, и он говорит, что когда настанет его время, он напишет сценарий для фильма, или снимет видео, или озвучит идею по формату импровизации. А пока его время не настало, он говорит о том, что он собирается сделать на работе или по дому, или о том, как он будет воплощать в жизнь еще один план. Он говорит бесконечно и в мельчайших подробностях, описывая каждый шаг, который он предпримет, чтобы когда-нибудь исполнить свой главный жизненный план в отношении чего-то там, что он задумал, и говорит обо всех почестях и наградах, которые он получит, как только он все сделает.
Может быть, вы знаете этого парня уже два или три года и начинаете замечать, что на самом деле он не делает ничего из того, о чем говорит. Возможно, вы начнете считать его болтуном или думать, что он несет чушь. Может быть, когда он заговорит о своем следующем плане, вы подумаете про себя: «Почему бы ему не перестать говорить и просто сделать это?».

Время проходит, вы иногда встречаете этого парня на вечеринках и замечаете, что начинаете понемногу его избегать. Когда он подлавливает вас, и завязывает разговор, вы начинаете понимать, что вам скучно от его тирады в духе «когда-нибудь я сделаю это». Вы начинаете осматривать комнату в надежде, что кто-нибудь спасет вас от этого человека, потому что вам очень скучно. Но он продолжает рассказывать о чем-то, что он собирается сделать, и вы знаете, что этого никогда не произойдет, и вам чертовски скучно, но приходится слушать это снова.
Через две недели вы встречаете его на улице, и пока он приближается, вы уже начинаете немного сердится. Вы по-прежнему вежливы с ним, но чувствуете, что ваше время тратят впустую. Вы не хотите ничего, кроме как избавиться от компании этого парня, который никогда ничего не делает, только бесконечно болтает о том, что он собирается когда-нибудь сделать. Вы хотите, чтобы он бы просто уже сделал что-нибудь, что угодно, и перестал говорить об этом.
Так же ваши зрители чувствуют себя, когда вы ничего не делаете в сцене. Они скучают, отвлекаются, и немного злятся, потому что кое-кто ничего не делает и напрасно тратит их время.
Однако, вы не похожи на парня, о котором велась речь выше. Нет, весь этот разговор происходит беззвучно, у вас в голове. Однако, для зрителей этот разговор может оказаться очень даже громким. Им по-прежнему приходится ждать, пока разговор закончится. Они сидят и думают: «Вот бы кто-нибудь что-нибудь сделал».
Им наплевать на то, о чем вы думаете, они просто хотят, чтобы вы сделали что-нибудь.
Они даже не требуют от вас сделать что-то конкретное. Они просто хотят, чтобы вы сделали что-нибудь — все, что угодно. «Пожалуйста, кто-нибудь, сделайте что-нибудь». Они даже не знают, что значит «сделать что-нибудь». Единственное, что они понимают, это то, что ничего не происходит, им скучно и приходится думать, а когда они думают, в голове у них крутится, конечно же, «Сделай что-нибудь».
Может быть, находясь в этот момент на сцене, вы думаете то же самое.
Но что мне делать?
Да кому какое дело? Тот факт, что вы просто что-то делаете — это уже важно. В начале сцены, то есть в самые важные ее моменты, неважно что вы делаете; гораздо важнее то, что вы сделали что-то. Но почему так? Почему это так важно, довериться тому, что вы делаете в начале сцены? Я вам отвечу: потому что все будет рождаться прямиком из вашей головы.
И это полдела. Это позволит вам сделать выбор исходя из ваших возможностей, а не от страха. Это позволит избавиться от тех двух секунд (или даже меньше), которых достаточно, чтобы начать отговаривать себя от участия в сцене. Это активирует в вас режим «Я не знаю, что я делаю, но я все равно это делаю». Это первый шаг к игре, а также это мощно, бесстрашно и смело, и это вынуждает вас начать сцену «из головы», что, конечно же, является лучшим способ держаться подальше от лишних размышлений. Это дает толчок к иррациональному, в чем и заключается хорошая импровизация, и позволяет…
Позаботиться в первую очередь о себе
В самом начале импровизационной сцены позаботьтесь в первую очередь о себе. Да, будьте очень эгоистичны, начиная сцену. Первым делом, сделайте что-нибудь для себя, что угодно. Позже у вас будет достаточно времени, чтобы «поддержать вашего партнера».
Слишком много сцен покатилось к чертям, потому что в самом начале сцены импровизатор думает сначала о своем партнере. И что же тогда происходит? Он может посмотреть на своего партнера, держа в руке бокал, и сказать: «Итак,» или «Эй,»; он будет ждать, позволяя своему партнеру начать сцену. Его партнер, будучи вежливым, может делать то же самое, предоставляя возможность сделать первый шаг. Может быть, он ответит: «Что случилось?»

Два человека на сцене смотрят друг на друга, задаваясь вопросом, кто же сделает первый шаг. Два человека оказываются столь любезны, что делают друг другу одолжение, позволяя начать делать что-то. За этот короткий промежуток времени, они превращаются в бессильные и думающие сущности, которые ждут, пока первый или второй сделает что-нибудь, и все это во имя учтивости и/или поддержки своего партнера. У кого есть время? Зрители ждут. Их не волнует ваша взаимная поддержка. Их волнует то, что вы делаете. Что вы делаете сейчас. Великая ирония заключается в том, что лучшую поддержку на сцене я чувствовал именно в те моменты, когда мой партнер думал в первую очередь о себе. Когда мой товарищ по сцене эгоистично делает выбор, любой выбор, в самом начале, я чувствую сильную поддержку. Я чувствую его поддержку, потому что теперь я на сцене с могучим, веселым человеком, который не боится рисковать. Я на сцене с бесстрашным человеком, а не с кем-то застрявшим в своих мыслях, онемевшим, ожидающим, что я что-то сделаю.
Я чувствую поддержку в силе, а не в страхе.
Самое лучшее, что вы можете сделать, чтобы поддержать меня в сцене — это позаботиться о себе в первую очередь. Если вы не заботитесь о себе, то как, черт возьми, вы собираетесь заботиться обо мне?
(Все еще это кажется эгоистичным? Конечно, и поэтому мы вернемся к этому позже.)
Ваш отважный шаг в самом начале сцены позволит вам…
Озвучить свою позицию в сцене
Объявите позицию. Проще говоря, эгоистично займите свое место в сцене. Что это значит?
Это может означать все что угодно, и все в контексте того, что кто-нибудь просто что-то делает. Можно даже без слов. Просто, какой у вас месседж? Что вы собираетесь делать в сцене? Какую карту вы собираетесь разыграть? Каждая сцена имеет цель. Некоторые люди называют это «Про что будет сцена» или «Игра в сцене».
Каждая отличная сцена, какая только придет вам в голову- импровизационная или написанная — имеет цель: про что она, или это игра, или что-то, находящееся в центре в и т. д. Часто это происходит когда идеи импровизаторов начинают переплетаться.
Идеи могут быть схожими или нет; это не имеет значения. Может быть, ваш персонаж разговаривает предложениями только из одного слова или с восходящей интонацией, или всем завидует, или подпрыгивает, когда говорит, или поет, или бьет себя каждый раз, когда ему задают вопрос.
Может быть, это просто жизненные сцены, в которых соответствующие цели — это персонажи сами по себе. Все равно.
Это не имеет значения; это может быть что угодно.
Ваша цель — это ваш личный путеводитель по сцене
Ваша цель — это ваше руководство к действию, и создаете его вы. Какой бы она ни была (это просто не имеет значения), она имеет гораздо больше шансов на существование, если она появилась из-за смело принятого решения в самом начале сцены, чем если в результате ожидания.
Это все еще просто игра на сцене, но когда вы играете, что вы для этого используете? Вы должны создать это, но что это такое — не имеет значения. Тут есть один нюанс. Вы начинаете делать что-то для себя, не заботясь о том, что это, осознаете силу происходящего, а уже потом начинаете понимать, что вы сделали.
Это не поддается логике. Это весело. И более того…
Зрители восхищены происходящим.
Таким образом, они не остаются брошенными в ожидании того, чтобы вы сделали что-нибудь когда-нибудь. Это застает их врасплох и подсказывает, что это будет необычная сцена, где все понятно наперед. Громкое заявление вашей идеи в начале сцены говорит зрителям, что вы готовы, а времени, чтобы думать, нет. Нет времени ни для них, ни для вас.
Это захватывающе. Это живо. Это сильно. Это весело.
Я хотел бы напомнить вам, что когда мы были детьми, мы не думали о том, как мы собираемся играть или что мы собираемся делать, мы просто делали шаг и уже в процессе осознавали происходящее.

«Так что же, мне закричать, когда начнется сцена»?
Нет. Вы, конечно, можете, но лучше не надо.
Когда я говорю «что угодно», именно это я имею в виду. Очень часто, когда мы говорим о мощи, смелости и непосредственности, мы подразумеваем неистовую и громкую энергию. Но это вовсе не обязательно должно быть именно так. Та искра в начале сцены, о которой я говорю, может проявляться во многих формах. Это может быть тихое «Хммм» или проницательное наблюдение, или слово, или телодвижение. Это в буквальном смысле «что угодно».
Вы поймете, когда шаг сделан и вы уже что-то создали для себя, поймете по приятным ощущениям. Вам может быть немного страшно, но удивительным образом это не будет вас волновать. И это огромная разница.
Вот я, описываю неописуемое. Просто знайте, что объявление своей позиции в сцене является шагом, направленным на то, чтобы защитить себя в первую очередь. Этот шаг может быть и без слов; это может быть что угодно.
Пара слов о бессловесном
1
Будьте осторожны
Очень много импровизаторов ничего не говорят в начале сцены не по собственному решению, а из-за страха. Хоть это и правда, что только один импровизатор начнет сцену со слов, вам не повредит сделать тоже самое.
Слова — это страшная часть импровизации. Словами вы демонстрируете ваше чувство юмора, ваш интеллект, ваши достоинства и т. д. У вас будет много прекрасных молчаливых сцен, но сцен со словами будет намного больше.
Если наши слова воспринимаются, как нечто смешное и умное, то именно это обстоятельство лишает нас возможности нормально сыграть сцену.
Чем больше значения вы придаете сказанному, тем больше будете думать об этом, и из-за этого не сможете сказать что-то по-настоящему смешное или умное. Другими словами — когда вы тратите время на обдумывание своих фраз, результатом этого являются именно глупые и заезженные реплики.
Если после сыгранной сцены вы почувствовали себя идиотом, сказав что-то, чего никогда не сказали бы в реальной жизни, я готов поставить свои карманные часы на то, что вы потратили много времени на сцене, подбирая слова или думая о том, что сказать, или хотели что-то сказать, а затем передумали, и попали в ситуацию, когда почувствовали, что должны что-то сказать, и сказанное в итоге оказалось глупостью.
То есть, если после всех этих размышлений, то что вы придумали оказалось настолько ужасно, то почему бы не сказать первое, что придет вам в голову, даже если вы не понимаете, что вы говорите. И в большей мере, важно не то, что вы говорите, а как говорите. Подробнее об этом позже.
Понятно? Надеюсь, нет.
2
Начните сцену с каким-либо предметом в руках
Взять в руки какой-либо предмет в начале сцены может быть замечательным решением или смертельным приговором.
Я слышал от многих людей, что в начале сцены необходимо взять что-то в руки. Исходя из того, что я умоляю вас, просто сделать что-нибудь, то совет"хватай что-нибудь", безусловно, имеет право на существование. Тогда почему это может стать смертным приговором? Это зависит от того, как вы возьмете это "что-нибудь".
Ох, слушайте внимательно.
Если никакой идеи за этим нет, то хватая какой-либо предмет, вы просто находите оправдание подольше подумать
Я повторюсь.
Иногда начало сцены с предметом - это отлично, но порой это способ обдумать лишний раз свои действия в сцене.
Шесть миллионов и три раза я видел импровизаторов в начале сцены с обязательным предметом в руках, тщательно обдумывающих, "что же дальше делать" в течение двадцати трех секунд. Они начинали сцену с чем-то в руках, но никакой идеи за этим не было. Именно поэтому я обращаю внимание на том "как".
Сцена, свет: импровизатор хватает указку, усмехаясь показывает на доску и говорит с английским акцентом "Любопытный аромат лосьона". Еще одна сцена, еще один импровизатор. Свет: импровизатор хватает чашку, смотрит на нее, смотрит на партнера по сцене, снова смотрит на чашку и восемь секунд спустя говорит: "Итак, что происходит?".Эти два примера - как разница между Солнцем и Плутоном.
У первого импровизатора была идея. Даже если у него не было представления, куда пойдет эта сцена, указка была существенным объектом, с которого началась сцена. Второй - схватил предмет словно костыль (и довольно часто это все-таки кружка), подержал в руках, продолжая думать о том, что его партнер по сцене скажет или сделает, и т.д. Я бы предпочел сыграть сцену с первым импровизатором.
Предмет в начале сцены может быть отличным инструментом для начала хорошей сцены, или ужасным костылем, все зависит от того, как использовать предмет.
3
Заготовленные идеи
«А можно это „что-то“ придумать заранее, до начала сцены?».
Или другими словами, это правильно — пользоваться заготовками в импровизационных сценах? Это нормально, стоять за кулисами, думать о чем-то, с чем собираешься выходить, даже до того, как зажглись софиты и из зала поступило предложение?
Мой, возможно, неожиданный ответ на все эти вопросы будет — да.
Я говорю да, потому что я знаю, что импровизаторы все равно будут так делать. Является ли это жульничеством? В практическом понимании, да, так оно и есть. Если импровизация — это брать предложение из зала (или нет), и по-настоящему все придумывать на ходу, то я считаю, что заготовленная идея бросает вызов этой самой настоящей импровизации. Но, как я уже сказал, вы скорее всего сделаете это и не один раз (я знаю, я через это прошел), так что давайте обсудим это по-честному.
Прежде всего, давайте посмотрим, смогу ли я перечислить возможные типы заготовленных идей, с которых начинаются сцены.
• Кто-то, кто продумал полное развитие сцены заранее и пытается заставить партнера следовать этому сценарию.
• Кто-то, кто придумал «прикольную» фразу и решает, что надо бы повернуть сцену так, чтобы этой фразе нашлось место.
• Кто-то, кто выбирает любимый образ, при этом предложение из зала не имеет значение, потому что образ хорошо показал себя раньше.
• Кто-то, кто выбирает эмоциональное состояние, типа «В этой сцене я буду грустить».
• Кто-то, кто придумал первую фразу заранее и сразу ее произносит в начале сцены.
Я думаю, что все перечисленное можно сделать до и во время сцены. Давайте по-честному рассмотрим каждый перечисленный пример и посмотрим, что из этого работает. А я выскажу свое краткое мнение по каждому из них.
4
Заранее продуманная сцена
Ловушка для многих начинающих импровизаторов: они выходят на сцену с гениальной идеей, с выстроенными сюжетными поворотами и пытаются управлять сценой так, чтобы все задуманное воплотилось в жизнь. Это слишком большая нагрузка на самого импровизатора и его жертву — партнера по сцене. В рассматриваемом случае импровизатор гнет свою линию в угоду продуманному сценарию. Очень редко из этого получается что-то хорошее, если под хорошим мы подразумеваем интересную и/или смешную сцену. Будто несколько чемоданов аналитического мышления пытаются пронести на сцену.
На самом деле я не уверен, что этот метод когда-либо приносил хоть какие-то результаты, и вообще не думаю, что его получалось воплотить в жизнь, только если импровизаторы не договорились заранее, и даже в этом случае шансы на успех крайне малы. В сцене слишком много всего происходит. Глупо пытаться играть сцену, запоминая фразы и весь сценарий, разучивать все по ролям с партнером, держаться в образе, подстраивать сюжет под предложение из зала и под данное место действия, заставляя партнера придерживаться ранее выбранного сценария, и все это еще должно выглядеть так, будто «вы это прям на ходу придумываете».
Зачем так усложнять?

Начинающие импровизаторы так поступают, потому что им нужно, чтобы левое полушарие мозга все проконтролировало до того, как начать импровизировать. Они чувствуют потребность в этой заранее продуманной идее. Новичкам еще предстоит понять, что успех импровизации не в заготовках, а в восприятии зрителями отношения персонажа к происходящему через его образ, сам образ или что-то еще.
Играя заранее продуманные сцены, ты играешь с огнем.
5
Желание пошутить в сцене
Получайте удовольствие. Пока импровизатор обдумывает куда ему приплести свою шутку сцена идет полным ходом. Если в какой-то момент ему это удалось, то шутка в сцене выглядит неуместно и выделяется как белая ворона, что является полной противоположностью понятию «очень смешно».
6
Использование персонажа/образа, который всегда хорошо получается
Это делают постоянно. У каждого импровизатора имеется несколько образов в запасе, которые всегда срывают смех и аплодисменты. И эти образы работают, правда, недолго. Вскоре запас персонажей иссякает. «Вскоре» может быть через два месяца или через пять лет, зависит от импровизатора. Образы никуда не делись, но почему-то смеха они вызывают все меньше и меньше.

Это очень распространенный период, через который проходят импровизаторы.
Персонажи и образы начинают сбавлять обороты. То, что срабатывало в сценах раньше, сейчас — уже крайне редко. На этом этапе с импровизаторами происходит кое-что интересное. Они либо решают, что импровизация — это не для них, либо осознают, что импровизация — это не про пять хороших образов и персонажей, которые всегда выручают в сценах; понимают, что дело вообще не в исчисляемом количестве образов. Оказывается, что запас персонажей неиссякаем. На самом деле персонажей и образов — бесконечное количество. Все эти образы основаны на их жизненном опыте, на всех чувствах ко всему окружающему в мире, и вообще на всем, что они когда-либо видели. Все что требуется от импровизаторов — это сделать что-то в начале сцены и все эти образы и персонажи сами их найдут. И тогда на сцене создается новая реальность и импровизаторы больше не думают о своем постоянно используемом наборе из пяти персонажей, они думают о себе как об импровизаторах, которые могут, или по крайней мере, которые могут попытаться сыграть любого персонажа и перевоплотиться в любой образ.

Странно, но спустя время эти пять персонажей обычно снова появляются на сцене, но в этот раз они живые и смешные, потому что их достают не из зоны комфорта, а опираясь на оригинальное и спонтанное решение.
7
Выбор эмоционального состояния заранее
Вот тут я не возражаю.
Эмоциональное состояние ничего не приносит в содержание сцены. Если какое-либо эмоциональное состояние такое же хорошее, как и другое и это никак не нарушает логику повествования в сцене, то почему нет? Это, как всегда, зависит от контекста, в котором импровизатор сам выбирает эмоцию.
Если вы собираетесь сыграть сцену и заранее решаете, что будете тем самым грустным человеком, который у вас так хорошо получается, то вы, скорее всего, ничем не лучше, чем наш предыдущий пример (который выбирает персонажа заранее). Если вы решаете, что будете злым в сцене, потому что так у вас больше контроля над ситуацией, тогда вы рискуете оказаться в той же ловушке, что и наш предыдущий пример, который готовит заранее целые фразы или сцены целиком.

Может быть, вы всегда выбираете некую эмоцию, потому что боитесь сыграть что-то противоположное. В таком случае вы импровизируете из зоны комфорта и это не самая сильная позиция, в которой вы можете оказаться на сцене. С другой стороны, если вы выступаете с длинной формой импровизации (т.е. в целом спектакле, а не в короткой игре/сцене) и замечаете, что уже сыграли три сцены подряд одним и тем же «смеющимся пареньком», в этот вы можете решить сыграть персонажей с разными эмоциями, что будет хорошо и для вас, и для всего выступления.
Или если вы заметили, что в последнее время постоянно играете каких-то озлобленных персонажей, и решаете, что хотите расти как импровизатор и делать что-то еще, то отлично. Если вам нужно подумать о чем-то до начала сцены, то выбирая эмоциональное состояние вы вряд ли сможете сильно навредить сцене, так как оно может быть интерпретировано довольно широко и вообще само по себе может быть довольно мощной точкой опоры в начале сцены. Зависит лишь от того, почему вы выбираете эту эмоцию.
8
Обдумывание первой фразы, для начала сцены
Все люди, которые занимаются импровизацией сейчас или занимались в прошлом, делали это. Я делал. Я не знаю тех, кто так не делал. Это что же, я говорю, что все кто когда-либо импровизировал, делали так? Да, да, так и есть.
Было бы замечательно, если бы все сцены были столь же чисты, как свежевыпавший снег, но, к сожалению, это не так.
Импровизаторы на самом деле думают над тем, что сказать до начала сцены; а я обращаю внимание на то, как они это делают. Если импровизатор думает в начале сцены: «Я робот, а ты мой робот-отец, и вместе мы уничтожим человечество, чтобы наши братья и сестры из Галактики Андромеда могли захватить планету, а еще наш предводитель на телефоне, так почему бы тебе не поговорить с ним и не рассказать ему более детально о нашем плане, пока я на все это смотрю», тогда у нас большая проблема. Слишком много информации; совсем нет места для маневра и исследования сцены. Куда более удачно будет начать с унылого: «Итак, ты тут».
К сожалению, у импровизаторов уходит некоторое время на осознание этого. Также уходит много времени и на понимание, как произнести первую фразу, чтобы это не выглядело как заготовка. Даже если вы очень хорошо развили свой навык подачи первой фразы, вам придется также очень хорошо развить навык отказываться от своей идеи, если она не подходит под начало сцены, предложенное вашим партнером. Ох, как же вы научитесь непринужденно отвечать на предложение партнера заготовленной фразой и иногда это даже будет выглядеть «спонтанно». А спустя время, вы поймете, что отказываться от своей идеи также хорошо, как и подстраивать ее под предложение партнера, а потом, если повезет, вы усвоите, что выходить в сцену с пустой головой еще лучше и эффективней, чем иметь в кармане заготовленную фразу.
В сцене куда важнее то, что ты делаешь что-то вообще, а не то, что именно.
Часть вторая: Посмотрите, что получилось
После того, как вы как-то начали сцену, после того, как вы сделали свой выбор, возьмите полсекунды на раздумье и посмотрите что получилось. Сразу же оцените результат вашего творения. Допустим, вы на сцене, вы смотрите в зрительный зал и ни секунды не думая зеваете и произносите «Эх, субботы». Вот вам и начало сцены. Вы преодолели первый шаг, вы позаботились о себе начав сцену и за этими словами уже что-то есть (очевидно вы устали или вам скучно, потому что зевок — это уже что-то).
И что же теперь?
Теперь что, черт возьми, мне делать?
Вы на сцене говорите «Эх, субботы». Что теперь? Я вам расскажу, что делают некоторые импровизаторы. Некоторые импровизаторы могут подумать: «Зачем я это сказал?», или «Что мой партнер по сцене делает сейчас», или «Что я дальше буду говорить?», или «Как-то скучно прозвучало», или «Зачем я вообще сказал Суббота?», или «Зачем я смотрю в сторону зрителей, там, что — окно?», или «Как-то не зашло», и т. д., и т. п. Иногда, пока импровизатор закончил все это обдумывать, в это время его партнер по сцене уже отвечает на его реплику, или уже ответил.
Так что же я предлагаю? А вот что.
Многие импровизаторы создают что-то в начале сцены и понятия не имеют, что они только что сделали. И я, и вы видели это так много раз.
Импровизатор скажет что-то в начале сцены, и вызовет смех в зале. После того, как смех утихнет, импровизатор скажет что-то еще. И следующая реплика звучит обычно. И это разочарование для зрителей и Бога. На самом деле это вызывает чувство гнева, потому что очевидно, что импровизатор, сказав вторую фразу, просто не понял, что он создал и что сделал.
Вот именно такие импровизаторы буквально не знают что-они-де-ла-ют.
Твори не думая в начале сцены, потом смотри, что получилось.
Хорошие импровизаторы делают так иногда даже не осознавая этого. На автомате. Просто интуитивно оцените себя при этом без лишнего беспокойства или обдумывания, что же будет дальше. Просто — вы сделали что-то и что это было.
Обратите внимание, что в утверждении выше нет «почему».
Да кому какое дело, почему вы что-то сделали? Проводя большую часть времени в сценах спрашивая (или отвечая) почему вы сделали или сказали какую-то определенную вещь — ни что иное, как вид осуждения и оценки, которая неминуемо приведет вас «в вашу голову». Все что важно — вы сделали что-то.
Как насчет прокричать «Да, да»?
«Как» — это все в импровизации. Как люди делают что-то в импровизации — важная причина, почему она вызывает у людей смех. Фраза «Козел хорошо ест» может или не может быть смешной сама по себе. Но если сказать ее как деревенщина, или как от скуки умирающий человек, или заикаясь, или испуганно, или прыгая каждый раз произнося предложение, или с нервным тиком? Как, как, как?
"Как" - это ключ к вашей сцене, магическая инструкция к персонажу, созданному мгновенно, осознанного, и отыгранного, я сказал отыгранного, по-полной.
Слова оказывают мало влияния, если их не пропускать через фильтр «Как». «Как» включает все — от эмоции до самоощущения, до персонажа, до его свойств, до его интонации, до его физического состояния, до его точки зрения. «Как» — это ключ к вашей сцене, магическая инструкция к персонажу, созданному мгновенно, осознанного, и отыгранного, я сказал отыгранного, по-полной.
Слова оказывают мало влияния, если их не пропускать через фильтр «Как». «Как» включает все — от эмоции до самоощущения, до персонажа, до его свойств, до его интонации, до его физического состояния, до его точки зрения. «Как» — это ключ к вашей сцене, магическая инструкция к персонажу, созданному мгновенно, осознанного, и отыгранного, я сказал отыгранного, по-полной.
Часть третья: Придерживайтесь того, что получилось
Придерживайтесь того, что вы создали в начале сцены, обращая внимание на то как вы это сделали, и при каждой удобной возможности продолжаете это делать снова и снова. Не останавливайтесь, набирайте обороты. Будьте одержимы тем, что у вас получилось и как именно вы это делаете.
В Волшебнике из страны Оз, Дороти постоянно придерживается идеи, что ей нужно вернуться домой, в Канзас. Простодушие — вот как она придерживается своей цели. Ей никогда нельзя отклоняться от нее. С ней может произойти куча приключений — маковые поля, ведьмы и летающие обезьяны, но ее простое желание становится все сильнее и сильнее. Железный дровосек всегда должен хотеть себе сердце, лев — отвагу, а чучело — мозги. Они не должны меняться, ибо если это и произойдет, то фильм закончится.
Все описанное так же применимо в импровизации. Единственное отличие состоит в том, что вы создаете весь персонаж Дороти моментально.
Это, пожалуй, самая сложная часть импровизацией: придерживаться того, что мы создали, усиливать или развивать это. Я считаю, что есть несколько причин, по которым людям дается это с трудом.
Мы слишком вежливые
Мы уверены, что обозначив нашу цель как «добраться до дома», мы продавливаем нашего партнера. Уверенность в этом может быть полностью оправдана, если вы не использовали простую формулу «отдавать и получать» в вашем разговоре, а доносили свою идею криком. Но если вы придерживаетесь образа и цели, усиливая их, это вовсе не грубо, этого ожидают! Хорошие импровизаторы хотят, чтобы их партнеры по сцене создавали колоритных персонажей или цель, которой они будут придерживаться — но не для того, чтобы импровизатору приходилось ходить вокруг партнера и его идеи на цыпочках, быть вежливым, отказываться от своей идеи и опускать руки. В импровизации эта вежливость вовсе не вежливость — это слабость.
Мы достигаем своего порога страха
Мы начинаем что-то, затем начинаем бояться, что дальше будет еще страшнее, сдаемся и начинаем извиняться за свою идею, начинаем говорить, что мы просто пошутили или использовать другие способы о которых я расскажу чуть позже. Вы чувствуете, что ваши действия не приносят никакого результата и вообще вряд ли принесут и вы находите способ сдаться.
Мы думаем, что нам больше нечего сделать в сцене
«Не может быть, чтобы у меня остались варианты показать этого персонажа или его отношение к происходящему. Все возможное уже сделано и ничего не осталось».
Все что я могу ответить на это — возможности безграничны. Вы бы могли импровизировать целый час в этом образе, если бы была такая необходимость. Я знаю, потому что я сам так делал и видел, как это делают другие. Когда импровизаторы делают одно и тоже в сцене и ощущают себя зажатыми в ней, все что они думают: «Это не работает, лучше сделаю что-то еще». Именно это «что-то еще» и есть ключ к решению проблемы. Вместо того, чтобы полностью перестраивать созданного персонажа и его отношение к происходящему, создайте в сцене что-нибудь еще, что-то, что персонаж сможет пропустить через себя. Я говорю «пропустить через себя», а не «отреагировать на», потому что все происходящее в сцене должно восприниматься через призму персонажа.
Мы считаем, что непохожее — это смешно
Начинающие импровизаторы часто думаю, что чем необычней, тем смешнее. «Всегда должен быть разным, делать что-то по-другому. Если я создаю этого персонажа, то он должен постоянно менять свои решения, или изменять реальность, в которой находится, или вообще ее не принимать, или постоянно задавать вопросы партнеру по каждому его действию, и именно это будет смешно». Ауч. Смешное в импровизации получается из выбора, который делает один персонаж по отношению к другому, при этом не меняя персонажей, отношения или самого партнера по сцене.
Всегда придерживайтесь того, что вы узнали про своего персонажа и того, что вы создали. Черт возьми, это же ваше творение, держитесь за него изо всех сил. Не только придерживайтесь, но и усиливайте персонажа используя его на полную катушку.
Дороти хочет вернуться в Канзас. Но она не может стоять и петь «Над радугой» целых два часа. Ей нужно добраться до дороги из желтого кирпича, а также поучаствовать в диких и захватывающих приключениях. Независимо от того, насколько интересное перед ней препятствие, она должна отфильтровать его через свою неубиваемую наивность и непоколебимое желание вернуться домой.
Тоже самое в импровизации, только вы сами создаете свою Дороти, дорогу из желтого кирпича, ведьм и летающих обезьян, при этом никогда не обсуждая, почему там эта дорога или страна Оз, попросту принимая и вживаясь в происходящее, никогда никогда не отказываясь от своего желания вернуться домой, в Канзас, и никогда никогда не оскверняя свою наивность.
Вот так и играется импровизация. Создаем что-то из ниоткуда, понимаем, что это такое, что оно делает и как, принимаем отважные решения исходя из того, что мы знаем, и фильтруем все происходящее через призму этого персонажа.
Магия Импровизации
Магия импровизация не происходит, потому что вы следовали или не следовали правилам.
Возможно, вы уже испытали это. Либо по собственному выбору, либо случайно, но я готов поспорить, что персонаж у вас получился отличный, который не мог и слова сказать, чтобы не получить поддержку от зрителей (обычно в виде смеха).
Вы были где-то там, далеко выбравшись из вашей головы, круто подавая каждую реплику и действие. То, что вы делали, если подумать об этом (но это сложно, потому что это была хорошая сцена) — это импровизировали используя персонаж или воспринимая происходящее через его призму, из которой вы выжали все и которая осталась с вами до конца. Все, что вы сказали было смешно, потому что это было пропущено через образ персонажа или через его точку зрения. Ощущается как магия. Это вправду был ваш выбор. Это было что-то, что вы создали. Что-то, что вы признали. И что-то, что вы отыграли.
Подпишись на обновления
Любым удобным тебе способом.
Обещаем оповещать тебя о выходе новых глав!
email
Made on
Tilda