Меню

Глава 8: Продвинутая импровизация

Эта глава про инструменты, которые помогают вам импровизировать лучше и смешнее, делать более содержательные и интересные сцены. Иногда для описания импровизации я использую девиз: «Импровизация, всегда разная, но всегда одинаковая.»
Хотя и считается, что импровизация происходит и рождается на ходу и что не существует двух идентичных сцен, существует некоторый набор действий, к которым люди обычно прибегают.
Если бы я предложил 100 парам импровизаторов локацию «пещера», девяносто пар покажут сцену о том, как они выбираются из пещеры. Девять из десяти будут играть сцену на подводной лодке, где один из импровизаторов будет обозначать руками перископ. В сценах на воздушном шаре нам покажут как спуститься на землю.

Сцены про боулинг никогда не проходят, например, в офисном помещении этого боулинга, сцены всегда начинаются на дорожке, поднимается рука с шаром, обозначается бросок, затем оба смотрят друг на друга, определяя был ли страйк. Потом второй обозначает свой бросок, и если они достаточно сообразительны, они также обозначат нагнетатель воздуха для сушки рук. Если бы я смотрел такие сцены, чтобы что-то узнать о жизни, то я бы подумал, что:
Люди на автобусных остановках говорят только об автобусах, а затем пытаются соблазнить друг друга.
Люди на вокзалах говорят исключительно о поездах, а затем пытаются соблазнить друг друга.
Единственное, что вы можете делать на кладбище — это рыть могилы.
На каждой вершине горы есть мудрец.
Единственное, что делают люди в лодках — рыбачат.
Пекари только раскатывают тесто в пекарне.
В пиццерии всегда только и делают, что подбрасывают пиццы в воздух.
В церквях люди всегда стоят и молятся на коленях.
Все люди, которые работают в лабораториях, безумны.
Все врачи говорят людям, что им осталось мало жить.
Люди издают звук «Тсссс» большую часть времени в библиотеках.
Всегда разное, но всегда то же самое.
Причина, по которой это происходит в том, что люди имеют очень похожие ассоциации, когда они слышат слово или предложение, которое им необходимо использовать. Кладбище заставляет брать лопату и копать. Подводная лодка заставляет вас думать о перископе. Общие ассоциации. Ниже приведены способы, которые ломают и создают необычные, более интересные варианты.
1
Противоположный выбор
Сделайте противоположный выбор в вашей сцене. Сделайте выбор, который кажется противоположным тому, который первым пришел в голову. Слишком много импровизаторов идут на самый «подходящий» выбор, или выбор, который они думаю будет уместно смешным. Если вам в качестве локации в сцене предлагают использовать подержанную автомобильную стоянку, то ожидается, что вы сразу же будете продавать автомобиль вашему партнеру в сцене.

Большинство импровизаторов пойдут именно таким путем. Это ожидаемо и уместно, и кажется, что она имеет потенциал быть достаточно смешной. Проблема заключается в том, что это очень типично. Представьте себе, как вы оживили бы сцену, если бы из этих двух персонажей сделали бы коллег на стоянке подержанных автомобилей, жалующихся на своих подруг. Никакой покупки или продажи.
Делая этот неожиданный выбор, мы автоматически создаем нечто более захватывающее. Мы сразу делаем сцену более театральной.
Итак, какие возможности открывает для вас этот способ? Он помещает вас в удивительный мир открытий, а не заставляет играть слишком знакомую сцену переговоров о подержанных автомобилях. Даже если аудитория дала вам предложение о продаже подержанных автомобилей, надеясь, что вы начнете сцену с покупки-продажи, потому что они также как и вы именно так представляют себе комедию, я совру, если скажу, что в такой сцене заложен комедийный потенциал. Сделав противоположный выбор за них, вы их сразу же удивите.

Если вы в сцене с мужем и женой, подумайте о том, как часто эти персонажи спорят друг с другом. Это довольно стандартно. А теперь представьте себе, как восхитительно и удивительно было бы видеть, как муж и жена разыгрывают сцену о том, как сильно они любят друг друга или как глупы они сами.
Когда вы делаете такой необычный выбор, вы ставите себя на незнакомую территорию. Хотя это может быть немного страшно, но это также более захватывающе: для вас, для вашего партнера по сцене и для вашей аудитории.
Подобный выбор выглядит умнее, креативнее. Вы на шаг впереди аудитории, если она подсознательно или даже сознательно предугадывает ваш выбор, вы полностью удивляете ее чем-то другим. Это заставляет зрителя проникнуться к вам доверием и, вероятно, позволяет создать лучшую основу для более смешной, разнообразной, более удивительной сцены.

То же самое относится и к выбору персонажа. Слишком часто импровизаторы выбирают очень ожидаемые и типичные образы для своих персонажей. Пираты, которые говорят «Аррррр», священники в исповедальнях и гомосексуалисты, которые женоподобны — это обычный выбор персонажей. Если вы получаете из зала предложение «бухгалтер», постарайтесь не начинать сцену с подсчета налогов. Было бы удивительно и неожиданно увидеть этого бухгалтера возле грузовика с мороженым, а затем его попытки купить мороженое с использованием бухгалтерских словечек.
2
Уточнение
Уточнение — один из самых эффективных инструментов в импровизации и самый простой в исполнении. Уточнение — это привнесение деталей в ваши сцены. Если вы часто смотрите импровизационные сцены, то со временем начинаете замечать, что многие реакции вашей аудитории являются следствием того, что импровизатор был конкретен в чем-то.
Отсутствие конкретики — это еще один результат страха. Когда мы находимся в состоянии самоосуждения, мы склонны быть неопределенными и уклончивыми.
Я видел много сцен, начинающихся с чего-то вроде: «Спасибо, просто положите это туда» или «Они скоро придут». Подсознательно гораздо безопаснее не рисковать и не описывать что-либо в деталях. Испуганный импровизатор будет обозначать все максимально неопределенно, чтобы не брать на себя слишком много ответственности, или не рисковать тем, что его идея не вызовет смеха. Этот импровизатор будет выглядеть невзрачно и думать, что его персонажа можно будет дополнить деталями потом.
Признак опытных импровизаторов — это количество деталей, которые они привносят в сцену.
«Спасибо, а теперь поставь вон ту красную вазу рядом со статуей дикобраза»
или
«Члены законодательного собрания скоро соберутся в закусочной».
Уточнение деталей раскрашивают сцену для аудитории, предоставляет более ценную информацию вашему партнеру по сцене, значительно ускоряют сцену, чтобы вам не пришлось искать в сцене что-то неопределенное, выдавливать из аудитории быстрые смешки или другую положительную реакцию.

Многие импровизаторы путают уточнение в сцене с моими предыдущими разглагольствованиями против размышлений об излишнем изложении (экспозиции) и оправдании действий в сцене. Они чувствуют, что, с одной стороны, я говорю импровизаторам не использовать много слов в начале сцены, иначе сцена испортится от слишком большого количества изложения (экспозиции), но с другой стороны, я говорю добавлять как можно больше конкретики и деталей в диалог. Это действительно сбивает с толку; и давайте попробуем прояснить это.
Так называемая «экспозиция», о которой я говорю, обычно появляется в сцене в том случае, если импровизатору сказали установить «кто, что, где» в начале сцены или как результат того, если импровизатор не понимает, что происходит в начале/середине сцены.
Экспозиция в начале сцены будет звучать так: «Том, будучи моим братом, очень важно, чтобы мы с тобой убрали этот гараж до того, как папа вернется домой, иначе мы не сможем пойти на вечеринку.» Часто подобное вступление не подкреплено хорошим персонажем или выражением эмоций, а, скорее сосредоточено на интонации самого импровизатора.

Экспозиция внутри сцены, созданная в результате страха выглядит примерно так: «каждый раз, когда мы идем куда-нибудь вместе, ты начинаешь вести себя как сумасшедший. Почему бы тебе не перестать вести себя как сумасшедший и давай уже закончим с уборкой листьев».

Уточнение деталей в импровизации бывает разным. Например:
Загорается свет, и импровизатор, слегка сгорбившись, идет по сцене, прихрамывая, и говорит скрипучим голосом: «Да, это было в 1957 году, когда я в последний раз видел Эллен в том старом красном сарае.»
В данном случае этот импровизатор не ограничивает и не описывает обстоятельства сцены и не оценивает свое поведение или поведение другого импровизатора. Мы видим импровизатора, который сделал выбор интересного персонажа, начинает сцену с середины, а затем детально акцентирует внимание на голосе и словах своего персонажа. Физические характеристики также становятся уточняющим действием, выраженным в сгорбленности и хромоте.

Взаимодействие с созданным окружением, использование и исследование предметов из него, также привносит деталей и красок в сцену. Как персонаж надевает очки? Насколько тяжела его трость? Насколько большая книга и как быстро или медленно персонаж открывает ее? Уточнение деталей сделает вашу сцену многогранной, даст больше возможностей для создания полного образа вашего персонажа, и если это важно для вас, вызовет больше смеха у зрителя.
3
Уйти/Вернуться
Это небольшой совет, который вы можете применить, как только у вас есть представление, каков ваш персонаж и что за сцену вы играете. Уйти / вернуться означает пойти против точки зрения, которую вы ранее обозначили в сцене, а затем сделать шаг назад и вернуться к предыдущей точке зрения в следующей фразе. Простой пример этого:
Импровизатор А:
Одевайся быстрее, мы можем опоздать на вечеринку.
Импровизатор Б:
Ну, не знаю, я не уверен, что впишусь в компанию.
Импровизатор А:
Конечно, ты впишешься, и заодно познакомишься с кем-нибудь.
Импровизатор Б:
Эта рубашка такая дурацкая, я буду выглядеть уныло.
Импровизатор А:
Там будут и другие унылые, познакомишься с ними. Давай, уже пора идти.
Импровизатор Б:
Хорошо, хорошо, попытка — не пытка.
Импровизатор А:
Круто, пойдем.
Импровизатор Б:
НЕТ, я буду выглядеть, как урод. Я останусь здесь и буду есть кешью.
Импровизатор В утверждает, что боится быть изгоем на вечеринке. Он говорит это дважды в сцене. Затем, в третий раз он поддается (отказывается от своей точки зрения), а в следующей реплике опять говорит, что боится (возвращается), восстанавливая тем самым свою первоначальную точку зрения.

Это немного замысловато (я не имею в виду сложно, просто такой прием), но это усиливает ваше утверждение после того, как вы к нему возвращаетесь, и заставляет зрителей думать, что сцена закручивается сама по себе в хорошую сторону. Это также помогает притупить ощущение того, что иногда наши сцены слишком линейны или монотонны. Некоторые повествователи поступают так всегда. (О нет, снова «Волшебник страны Оз»).

Дороти не может попасть домой в Канзас. Не смотря на то, что в фильме она несколько раз изменяет свою точку зрения на «Теперь я могу попасть домой в Канзас», каждый раз оказывается, что есть еще одно препятствие, которое не дает ей попасть домой, которое снова и снова возрождает ее желание попасть домой.
«Я нахожусь в стране под названием Оз, и я хочу вернуться домой. Смотрите, Добрая Волшебница, которая рассказывает мне о желтой дороге, а это значит, что я иду домой. Упс, нет, не иду, а все из-за Злой Ведьмы с Востока, но я наконец-то добралась до замка Волшебника, так что я иду домой. Нет, подождите, мне нужно убить ведьму, потому что я опять-таки хочу вернуться домой.
Итак, я убила ведьму, так что я попаду домой с помощью Волшебника. Ой-ой, Волшебник — это просто человек, я никогда не попаду домой. Но он собирается лететь туда на воздушном шаре — я попаду домой. Черт, воздушный шар взлетел без меня, я никогда не попаду домой, но пришла Добрая Волшебница с серебряными башмачками, я иду домой, смотрите-ка, я дома. Конец».

Это немного вводит зрителей в заблуждение и делает сцену более сложной. Часто возвращение к первоначальной точке зрения смешит людей тем, что вы на самом деле не отказывались от нее, а отказались лишь на секунду. Однако помните, что в вашей сцене должна быть первоначально обозначена твердая позиция, прежде чем начать играть с ней, отказываясь от нее и возвращаясь обратно.
4
Финты
Еще одна уловка, к которой вы можете прибегнуть, как только вы установили свою сцену — это бросить финт. Под этим я подразумеваю сказать или сделать что-то, не имеющее абсолютно никакого отношения к происходящему. Знаю, знаю, кажется, что это противоречит тому, что я говорил, когда мы обсуждали, как установить сцену и сохранить ее. Я не утверждаю, что надо отказаться или опровергнуть то, что вы создали. Просто вбросьте в сцену что-нибудь, не связанное непосредственно с тем, про что эта сцена, и посмотрите, сможете ли вы потом связать все воедино.

Я приведу пример. Представьте себе сцену:
Импровизатор А:
Билли придет сегодня позже, чем обычно.
Импровизатор Б:
Я знаю, примерно в три часа дня.
Импровизатор А:
У него плохие новости.
Импровизатор Б:
Плохие новости для тебя.
Импровизатор А:
Да, он, наверно, расскажет, что мама узнала о машине.
Импровизатор Б:
Тим, ты попал.
Импровизатор А:
Отец убьет меня, когда увидит царапину. Я никогда больше не буду играть в видеоигры.
Импровизатор Б:
Царапину? Я бы назвал это вмятиной.
Импровизатор А:
Вам нравятся бабочки?
Импровизатор Б:
...
Вам нравятся бабочки? Какого черта? Очевидно, что эта сцена не о том, нравятся ли кому бабочки или нет. Она про человека, который боится того, что его родители рассердятся из-за царапины на машине. Бабочки?

Разве он не отходит от темы или изменяет свою позицию в сцене? Сцена продолжается:
Импровизатор А:
Иногда. Иногда я обожаю бабочек.
Импровизатор Б:
Интересно, разрешат ли мне кататься на велосипеде? Мне еще надо поменять на нем ручки. Большая царапина.
Импровизатор А:
Большая вмятина.
Импровизатор Б:
Когда я был моложе, в прошлом году, я часто брал сачок, который мама купила мне, и колесил по лугу, небрежно гоняясь за бабочками. Конечно, это было задолго до царапины.
Импровизатор А:
Да, задолго до большой вмятины.
Импровизатор Б:
Уже почти три часа.
Импровизатор А:
Тебе конец.
Импровизатор Б:
...
Ах, теперь все в порядке. Бабочки вписываются в то, что Тимми боится своих разгневанных родителей. За его неосторожность его накажут и запретят ловить бабочек. Сцена действительно про это.

Импровизатор мог знать, а мог и не знать, что за конструкция может получиться из этого финта с бабочкой. Хочется надеяться, что он не знал. И вас я прошу не знать.

Иногда это удивительно весело привнести в сцену что-то, что, казалось бы, находится далеко за ее пределами. Зрители теряются на мгновение, а затем приятно удивляются, увидев, как вскоре все возвращается на круги своя. Подобный финт встряхивает сцену и воспринимается как смелый шаг. Очень часто это вызывает смех. Чуть раньше я говорил о том, как удивлять, находясь внутри сцены; ну, а это удивляет за ее пределами, но затем всем все же становится понятно, что все находилось внутри той самой сцены.

Чтобы все это сработало, должны произойти две вещи:
Вам нужно обозначить свою точку зрения, а также убедиться, что ваша аудитория и ваш партнер знают об этом.
Ваш партнер не может испугаться вашего странного предложения.
В примере, совершенно ясно, что Тимми попал в беду. Кроме того, совершенно ясно, что партнер не растерялся; он отвечает: «Иногда. Иногда я обожаю бабочек.» Партнер просто принял предложение, остался в колее, и доверился тому, что бабочки как-нибудь сыграют позже. Представьте себе, как бы скатилась сцена, если бы партнер отреагировал следующим образом:
Импровизатор А:
Вам нравятся бабочки?
Импровизатор Б:
Да, давайте забудем про машину и царапину и пойдем в парк смотреть на бабочек. Поехали!
Да, партнер должен сохранять спокойствие и держаться. Так же поступайте и вы, если этот финт бросают вам. Это еще один уровень доверия опытных импровизаторов. Знать, что все будет в порядке, если вы просто доверитесь и не испугаетесь. Оставайтесь при своем, и вы все поймете через минуту или две.

Кроме того, можно сыграть сцену так, что информация, полученная в результате финта, никак не будет влиять на то, про что эта сцена. В этом случае, это будто жонглирование двумя мячами — дает сцене многослойность и структуру. Эта же сцена в качестве примера:
Импровизатор А:
Билли придет сегодня позже, чем обычно.
Импровизатор Б:
Я знаю, примерно в три часа дня.
Импровизатор А:
У него плохие новости.
Импровизатор Б:
Плохие новости для тебя.
Импровизатор А:
Да, он, наверно, расскажет, что мама узнала о машине.
Импровизатор Б:
Тим, ты попал.
Импровизатор А:
Отец убьет меня, когда увидит царапину. Я никогда больше не буду играть в видеоигры.
Импровизатор Б:
Царапину? Я бы назвал это вмятиной.
Импровизатор А:
Хочешь кока-колы?
Импровизатор Б:
Спасибо, уже 2:30. Тебе осталось полчаса пожить на свободе.
Импровизатор А:
Из нее весь газ вышел. Похоже, мне стоит прямо сейчас сбежать на другой континент.
Импровизатор Б:
У меня есть двадцать баксов. Не думаю, что за эти деньги мы попадем туда.
Импровизатор А:
Я потратил последние деньги на негазированную газировку.
Импровизатор Б:
Тебе конец!
Как вы можете видеть в сцене, газировка более или менее работает параллельно со страхом наказания. Она не отнимает первичную энергию сцены, но добавляет сцене еще один слой, больше глубины и деталей. Опять же, это работает только тогда, когда игроки рассудительны и доверяют друг другу. Но тебе придет конец, если кто-нибудь испугается и отступится.
5
Обнаружения предмета в сцене
Вы находитесь в середине сцены. Все идет хорошо. У вас есть образ, как и у вашего партнера. Вы оба играете сцену, которая о чем-то говорит. Для того, чтобы добавить в сцену действий, протяните руку в воздух или в окружающую среду сцены и потяните ее назад с предметом в руке. Продолжайте проигрывать сцену. Продолжайте держать предмет.

Если вы достаточно смелы, чтобы сделать это, не предвосхищая, что это за объект, прежде чем вы достигнете его, то вы скоро обнаружите, что это такое, и вполне вероятно, что вокруг этого будет ваша сцена в дальнейшем. Это похоже на бросание финта в сцене и его поимку позже. Финт был вербальным механизмом, поиск предмета — физическим, который включает в себя взаимодействие с окружающей средой. Этот «ужастик» будет усиливать игру и раскрывать сцену. В лучшем случае, он усиливает то, о чем идет речь в сцене; в худшем — вы создадите его как случайный объект в сцене, раскрасите и раскроете его.

Допустим, вы находитесь на сцене, и вы играете пьяного клоуна. Сцена продолжается некоторое время, и вы сеете хаос на вечеринке по случаю дня рождения какого-то ребенка. Вы смело протягиваете руку, чтобы схватить что-то из воздуха, и понятия не имеете, что это такое. Вы снова тянете руку к себе, но все еще не знаете, что держите. Вы пугаете другого ребенка угрозой и оскорблением, а затем делаете глоток из бутылки ликера. Ах, вот что у тебя в руке.

Бесстрашный ход с вашей стороны позволил вам усилить персонажа и сцену. Может быть, вы уже подумали о создании бутылки, а потом потянулись за ней. Это прекрасно, и это также можно назвать хорошей импровизацией, но я призываю вас протянуть руку, не зная, за что вы хватаетесь, чтобы привести вас в это замечательное, но пугающее состояние открытия.
Для дополнительного, сверхстрашного удовольствия попробуйте осуществить это в начале сцены. Когда на сцене загорается свет или кто-то говорит «Иди» на мастер-классе или репетиции, протяните руку в окружающую среду, как предлагалось ранее, и одновременно скажите что-нибудь.
Как всегда, это может быть придумано до начала сцены, но я призываю вас сделать это, не зная, или мгновенно отказаться от вашей оформленной мысли. Это движение, несомненно, подтолкнет вас к созданию образа, который, вероятнее всего, даже не приходил к вам в голову ранее. Не беспокойтесь о том, чтобы объяснить этот объект сразу; просто начните сцену вербально. С практикой вы сможете начинать сцену вербально и обозначать предмет одновременно. Это будет похоже на волшебство; слава богу, это не так.

Это особенно полезно, если вы вошли в колею, погружаясь в окружающий мир в начале сцены, а затем стоите там молча, размышляя, что сказать, или наоборот—не имея никакого представления об окружающей вас обстановке вокруг, вы просто стоите и разговариваете. Любой из этих неудачных паттернов можно разрушить, потянувшись к объекту.
6
Личные предметы и особенности поведения
В течение многих лет я внимательно искал то, что отличает хорошего импровизатора от отличного импровизатора, и я начал замечать эту особую положительную закономерность. Многие превосходные импровизаторы создают личный предмет или особенность поведения для себя в сцене.

Ранее, в разделе об уточнении, я упоминал ценность какого-либо предмета персонажа в контексте содержания сцены и того, о чем она идет. Теперь я хотел бы подробнее остановиться на ценности предмета или особенности поведения, чтобы придать вашему персонажу больше содержания, правдоподобия и целостности.
Представьте себе сцену: руководитель в ожидании лифта разговаривает со своим подчиненным о его браке. Сцена хорошая или нет, какая разница. Теперь представьте себе, что во время этого разговора начальник держит руку перед собой ладонью вниз и время от времени щелкает безымянным пальцем вверх-вниз. Через некоторое время становится очевидным, что у руководителя есть йо-йо, пока идет этот разговор. Теперь он превращается из банального руководителя в руководителя, который играет йо-йо. Возникают дополнительные характеристики: он становится забавным. Это неожиданный выбор для описания руководителя и еще одна возможность для продвижения сцены.
Личный предмет дает представление о личности персонажа. И, возможно, будет вызывать еще больше смеха. Детализация позволяет зрителю увидеть более полную картину персонажей и сцен, и довольно часто это то, чему они сопереживают и над чем смеются. Смелость для создания подобного рода детализации, добавит большую определенность и специфику вашему персонажу.
Даже если импровизатор создал предмет, который не был противоположным его изначальному выбору в сцене, как, например, указка в примере ранее, он все равно добавляет глубину персонажу.
В этом разница между тем, когда работа с предметом и окружающей средой становятся костылем, мешающим, когда вы застряли своей голове, и когда работа с предметом или окружающей средой становятся мощным инструментом для продвижения сцены или развития персонажа.

Если вы не хотите использовать предмет, то попробуйте добавить особенность поведения. Люди редко просто стоят, опустив руки вдоль туловища или засунув их в карманы, и разговаривают друг с другом так, как мы часто представляем это в импровизационных сценах. У людей есть клише, манеры и другие поведенческие атрибуты, которые придают им индивидуальность.

Если вы сможете отыскать такие черты, ваши персонажи также смогут приобрести свою индивидуальность. Вспомните, как управляющий разговаривает у лифта; может быть, он одержим идеей почесать правое ухо. Забавно и своеобразно. Он не старый зануда-старпер, а он немного эксцентричен.

Южная красавица, которая делает небольшие голосовые акценты (то громче, то тише) после каждой сказанной фразы, гораздо интереснее и веселее, чем типичная сидящая-на-крыльце-с-Южным-протяжным акцентом. Зрители любят находить это отличительные особенности и наблюдать за ними, и это небольшое действие с вашей стороны открывает перед вами возможности для раскрытия персонажа с другой стороны.
Даже если импровизатор создал предмет, который не был противоположным его изначальному выбору в сцене, как, например, указка в примере ранее, он все равно добавляет глубину персонажу.
Это мое вам домашнее задание.
7
Варианты разнообразия сцены
Вы находитесь в середине шоу импровизации в формате длинной формы. Нет никакой структуры, поэтому персонажи и сцены не возвращаются и каждая сцена, которую вы делаете, совершенно новая. Вы заметили, что в последних двух сценах вы сердито кричали и стояли в центре сцены. Пришло время для вас сделать еще одну сцену. Какой из следующих двух вариантов будет лучше для вас:
 — Тихо встать в углу сцены на одно колено.
 — Встать в центре сцены и сердито закричать.

Глупый вопрос? Вы будете поражены тем, как много импровизаторов повторяют эти паттерны снова и снова, особенно в длинной форме. Они повторяют шаблон внутри шоу постоянно, так как его очень трудно сломать. Паттерны также являются еще одним следствием взвешенного осмысления и самоосуждения, поэтому импровизаторы начинают с привычного и проверенного для них места.

В свете этого я предлагаю вам делать более многообразный выбор, когда вы импровизируете. Если вы играете длинную или иную форму, которая подразумевает наличие разных персонажей, держите в своей голове заметку о том, что бы вы сделали в последней сцене, и затем меняйте ее. Если бы все участники труппы думали таким образом, это не только дало бы каждому из них больше разнообразия в их выступлениях, но и дало бы шоу больше красок и многогранности в целом. Это также дает вам возможность думать о чем-то другом, кроме: «что я собираюсь сказать дальше?- Что же мне теперь делать? и еще: «я хочу, чтобы погас свет.»

Вот некоторые элементы этого многообразия, которые нужно держать скрытыми. Если бы труппы делали акцент на хотя бы на одном из них, импровизация была бы более разнообразной и интересной.
Разнообразие эмоций
Если вы заметили, что использовали определенную эмоцию два раза подряд, или что в шоу присутствовала одна конкретная эмоция, сделайте противоположный выбор для следующей сцены.
Разнообразие громкости
Слишком часто можно увидеть, как все кричат в каждой сцене импровизационного шоу. Убедитесь, что вы всегда говорите достаточно громко, чтобы вас услышали, но играйте с громкостью так, чтобы не быть на одной и той же тональности с другими участниками.
Разнообразие постановки сцены
Сцена, где импровизаторы стоят на расстоянии вытянутой руки друг от друга, оказывается чуть ли не единственным положением, в котором можно играть сцену. Так приятно видеть, как кто-то спускается со сцены, или движется прямо, или поднимается по стене. Это разрушает монотонность болтливых сцен и является еще одним способом перемещения импровизаторов по сцене и за ее пределами.

Обратите внимание на модели постановки сцен в вашем шоу и рискните разбить их. Это касается и горизонтальной, и вертикальной плоскостей. Стоять и ходить-это один из вариантов. Так же как и приседать, лежать, ползать, прикладывать колено и сгибаться.
Разнообразие количества импровизаторов
Каждая сцена не обязательно должна состоять из двух человек, и в каждой сцене не обязательно должны быть все. Ищите паттерны с одинаковыми количествами игроков и соответственно входите или выходите из сцены.
Разнообразие темпа сцены
Импровизация имеет свой особый темп, особенно когда это чертовски скучно. Распознавайте и репетируйте различные игровые темпы для вас и вашей труппы. Если сцена имеет медленный темп, заходите и действуйте быстрее, и наоборот.

Все эти вещи обеспечивают создают у зрителей больший интерес. Дополнительный бонус — это то, что все эти методы помогут прежде всего вам. Добавляя разные элементы (будь то положение, скорость, громкость и т. д.), вы будете делать то, что обычно не делаете, и это расширит ваш импровизаторский потенциал.
8
Начало сцены
Если вы умираете от того, что хотите начать сцену с некой заготовки, попробуйте следующие. (Каждый раз делая что-то в сцене, помните, что вы делаете это осознанно с твердым пониманием того, зачем вы это делаете). Практикуйте начало сцен одним из следующих способов:
Ты
Начните сцену со слова «Ты».
«У тебя есть карта? Хорошо!"или «Ты хорошо себя чувствуешь?»
Вы мгновенно помещаете себя в то же пространство, что и ваш партнер. Используя обращение к партнеру, Вы не только заявляете о наличии своего партнера в сцене, но и делаете его соучастником общего дела. Этот инструмент также полезен, если ваша импровизация выглядит несколько отстраненной от основной сцены.
И
Начните сцену, используя слово и. Причина, вероятно, очевидна:". . . И теперь давай взломаем сейф", или "И вот почему я хотел встретиться с тобой здесь".

Да, предлог "и" позволяет начать сцену в середине. Она укорачивает скучную и ненужную экспозицию. Через некоторое время вы захотите, чтобы ваша сцена всегда имела конструкцию с "и" в начале, но исключите фактическое произнесение этого предлога все время. В моих примерах это было бы: "Что ж, теперь давайте взломаем сейф", "Именно поэтому я хотел встретиться с вами здесь".

Все это поможет вам быстрее попасть в сцену.
9
Что-то, во что вы верите
Пусть первая фраза в вашей сцене будет чем-то, во что вы действительно верите или верите, что это правда. Для меня это может быть: «я не доверяю правительству», или «правительство коррумпировано», или «правительство часто лжет нам».

Для вас это может быть чем-то иным. Это, однако, то, во что вы действительно лично верите, будь то ваша позиция в отношении свободы слова, или смертная казнь, или ваша любимая прическа, или ваше мнение о бейсбольной команде the Cincinnati Reds. Импровизация приглашает нас сказать все, что мы хотим, и привнести наш собственный голос на сцену. Она приглашает нас делать и говорить все, что угодно. Что-нибудь. Но с чем мы обычно высаживаемся? «Отличная вечеринка, а?"или «что случилось?»
10
Противоположность того, во что вы верите
Начните сцену со слов, противоположных тому, во что вы верите. Я мог бы сказать:" правительство всегда честно «или» астрология-удивительная наука".

Возможно, это даже лучше, чем сказать что-то, во что вы действительно верите, потому что представление противоположной точки зрения часто оказывает большее влияние. Обычно это даже забавнее: в девяноста процентах случаев аудитория осознает, что вы на самом деле не верите в то, о чем говорите.
11
Нелогично
Я люблю Дада-монолог и нелогичность (Дада — художественное и литературное движение начала XX века, основанное на чепухе. Дадаисты хотели «разрушить искусство и заменить его пустотой»). Возможно, даже слишком. Попробуйте начать сцену с такого монолога, а затем изо всех сил старайтесь догнать и оправдать сказанное.
«Следи вон за той зубной щеткой, пингвины уже слишком устали…».
Обычно для этого требуется готовность партнера откликнуться на начало такой сцены, и я бы не советовал делать это часто перед аудиторией. Однако это отличный способ размять мозги и запустить поток слов. Это также позволяет отлично практиковаться в необычных начинаниях сцен, особенно со временем, когда вы уже начинали их по-всякому.
12
Сцены без смеха
Некоторые из лучших сцен, которые я когда-либо видел — это те, которые не вызывают смеха. В начале главы я упоминал, что: «импровизация, всегда разная, всегда одна и та же», сцены, которые не вызывают смеха — способ бросить вызов этому лозунгу. Предвосхищение смеха аудитории, когда вы выходите на сцену, создает определенное мышление: очень ориентированное на продукт. Смех заставляет вас работать в определенном, ограниченном наборе действий и слов. Продукт-это смех, или потребность вызвать его. Это продуктовое мышление заставляет импровизаторов действовать определенным образом, действовать одинаково и не выходя за рамки.
Осознание того, что сцена не всегда должна быть смешной, позволяет открыть для себя целую вселенную паттернов и образов, которая ранее была закрыта.
Внезапно момент, в который можно было бы пошутить, отходит на второй план. Все моменты в сцене кажутся более честными, а обозначенные точки зрения и персонажи поддерживаются без особых усилий.

Если импровизаторы начинают такие сцены с яркими высказываниями и позицией персонажа, тем лучше. Очень приятно видеть отношения, скажем, двух братьев, где первая фраза сцены звучит так: «Извини, что я не смог прийти на похороны.» Если оба импровизатора согласны, что они не собираются разменивать сцену на смех зрителя, то есть играть ее серьезно, не шутя и не бросая, импровизация достигает большей глубины.

Средняя импровизационная сцена длится три-четыре минуты. Сцена без смеха может длиться семь, никогда не уходите от сути сцены и играйте ее так долго, как только можете, пока она не закончится сама собой. Я и видел, и выступал в таких сценах иной раз больше часа. Опыт таких сцен позволяет вам узнать, что вы способны играть персонажа и точку зрения гораздо дольше, чем вы могли бы подумать. Некоторые импровизаторы говорят мне, что им нечего сказать или сделать в сцене.
Импровизируйте сцену в течение пятнадцати минут без смеха, и вы узнаете, что дело не в том, что вы не можете найти, что сказать и сделать в сцене, а в том, что вы не можете найти, что сказать и сделать, если для вас важно вызывать смех постоянно.
Такого рода импровизация, однако, не может быть достигнута без согласия между игроками. Когда один импровизатор хочет играть таким образом, но партнер находится в режиме "нужно посмеяться", такой партнер будет каждый раз выбивать почву из под ног второго. Импровизаторы должны заранее договориться, что сегодня они будут импровизировать именно так, будь то репетиция или спектакль. Вы просто не можете выйти на сцену и начать играть серьезный спектакль в своей команде "Bucket O' Yuks" и ожидать, что все его поддержат. Импровизация чаще всего жаждет смешного, но она, конечно, могла бы использовать немного честности и целостности, которые можно найти в сценах без смеха.
Подпишись на обновления
Любым удобным тебе способом.
Обещаем оповещать тебя о выходе новых глав!
email
Made on
Tilda